Сервис по подбору моторного и трансмиссионного масла Liqui Moly

Блог → От «Запорожца» к «Москвичу 412»: поиск альтернативы

Опубликовано 18.11.2016, автор моли шоп автомаркет

«МОСЬКА», ИЛИ ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ НА «ЧЕТЫРЕСТА ДВЕНАДЦАТОМ»

С «Запорожцем» я расстался в 1988-м по следующим причинам. Во-первых, становящийся по мере эксплуатации все более прихотливым, «Вампирчик», как мы его нередко называли, требовал все больших финансовых вложений. Во-вторых, сказывалось стремление обзавестись более «серьезным» автомобилем: достаточно просторным и мощным, а главное, оснащенным, вместо не оправдывающей себя «воздушки», жидкостной системой охлаждения, не столь восприимчивой к климатическому фактору.

Ну, а в-третьих, ближе к концу 80-х в бытности государства и нас, его среднестатистических полунищих граждан, все явственнее ощущались веяния грядущих социальных катаклизмов. Еще далеко было до печально знаменитой «павловской» денежной реформы с последующей девальвацией рубля и финальным развалом страны, но что-то подсказывало: если не поменять машину именно сейчас, то потом будет поздно.

Как оказалось, предчувствие не обмануло, и я все-таки успел «вскочить на подножку уходящего поезда», во многом благодаря сумме благоприятных обстоятельств. Дело в том, что заводская цена на ЗАЗы к тому времени резко подскочила, а спрос на «Москвичи» одновременно почему-то упал, и они даже ненадолго появились в свободной продаже, причем даже в рассрочку. Конечно, о приобретении новой машины по заводской цене свыше 7000 руб. при вырученных от продажи «Вампирчика» 3000 не приходилось и мечтать, рассрочка тоже не устраивала по причине возросших текущих расходов. Так что единственной альтернативой была покупка автомобиля-ветерана в относительно приемлемом техническом состоянии, насколько это было возможно при моих ограниченных средствах.

Стоит ли говорить, что рассчитывать приходилось только на «Москвич».

Советский Москвич Легенда 412

Москвич АЗЛК 412

«Волги», включая и 21-ю модель, по тому времени все еще оставались уделом избранных, а потому даже в состоянии почти металлолома цены на них были запредельны.

Не по карману оказались и «бэушные» «Жигули»: их ажиотажно приобретали на реставрацию местные «самоделкины», неплохо зарабатывающие на послеремонтной продаже. Впрочем, имея уже некоторый опыт как практического вождения и ремонта, так и общения на «гаражном форуме», я знал, что «Москвич-412», при, в общем-то, сходных динамических характеристиках, даже невзирая на некоторые недостатки, в плане проходимости, прочности и надежности значительно превосходит изнеженные вазовские «Копейки», «Тройки» и «Шестерки».

Таким образом, выбор был сделан, оставалось лишь подобрать достойный экземпляр.

Поиск продолжался более полугода, с почти каждодневным посещением площадки для обезличенной продажи в городской автокомиссионке и обязательными «маршрутами выходного дня» на загородный авторынок.

Любой кропотливый труд вознаграждается успехом, и, в конце концов, однажды в дождливый ноябрьский выходной на задворках рынка я увидел убогонький на вид «Москвичик» с уныло сидящим в кабине старичком-хозяином, явно утратившим надежду на успех и по всем признакам собиравшимся домой.

Все-таки не во всем правы те, кто пренебрегает интуицией. Во всяком случае, я явственно услышал некий внутренний голос, который сказал мне: «Стоп»! Прежде всего, как ни странно, привлекал как раз невзрачный облик машины, свидетельствующий об отсутствии предпродажного «марафета».

Кузов с потускневшим от времени лакокрасочным покрытием явно не подвергался ни рихтовке, ни сварке, ни покраске, что наглядно свидетельствовало о безаварийной эксплуатации. Да и вид самого хозяина (он оказался первым и единственным владельцем), а затем и общение с ним не оставили сомнений в его порядочности. Василий Семенович – так звали дедушку – приобрел свой «Москвич-412 АЗЛК» в экспортном исполнении полтора десятилетия назад, отработав несколько лет в Африке. Почувствовав мою заинтересованность, он сразу же продемонстрировал слабые места машины, без утайки приподняв напольные резиновые коврики. В полу, особенно перед передними сиденьями, ржавчина проела дыры; коррозией были изъедены также передние крылья и пороги. Зато лонжероны – опоры жесткости кузова – оказались в идеальном состоянии, а это было главное.

Далее дед Вася поведал мне, что коррозия образовалась вследствие долгого пребывания машины в сыром железном гараже. И что из-за какой-то серьезной болячки, которую подхватил в африканской командировке, выезжал на машине он нечасто, преимущественно на дачу, и поэтому, несмотря на внешнюю неказистость, при небольшом пробеге техсостояние силового агрегата и подвески можно было назвать почти идеальным. В чем я имел возможность убедиться в ходе предложенного краш-теста – почти тридцатикилометровой поездки от авторынка до города.

От «Запорожца» «Москвич» отличался разительно. Что и говорить: все-таки семьдесят лошадок (в дефорсированном варианте под низкооктановый бензин А-76) – это вам не сорок! Кроме того, тишина в салоне без надоедливого свиста вентилятора за спиной, отсутствие малейших признаков перегрева двигателя, мягкий ход за счет пружинно-рессорной подвески и безупречно работающих еще «родных» амортизаторов, сносная приемистость – все свидетельствовало о том, что с «Моськой» я не прогадал.

Сошлись и по цене. Василий Семенович поначалу запросил три тысячи, но затем сбавил цену на триста рублей, сказав, что сэкономленных денег мне должно хватить на кузовной ремонт и покраску. Так оно и вышло. Не прибегая к услугам СТО и воспользовавшись помощью гаражных умельцев, уложился, что называется, тютелька в тютельку. Спустя пару месяцев после покупки «Москвичик» стал неузнаваем. Теперь уже мой, ласково нареченный именем «Моська», автомобиль радовал взоры окружающих, сияя рубиновыми бликами свежей эмали марки «МЛ».

Читайте так же Продолжение истории

Антикор обработка АЗЛК

Вернуться к списку записей